Александр Македонский — биография, фото, личная жизнь полководца

Посреди своего времени

До конца античности на Александра Македонского смотрели, скорее, не доброжелательно. К примеру, в глазах римских стоиков македонский царь псих и кровопийца, карикатура на героя, больной и несчастный человек с болезненным воображением, измучивший себя и еще больше окружающих, не умеющий владеть собой и своими желаниями и умерший от невоздержанности, став жертвой собственных крайностей. Римский философ Сенека по этому поводу высказался так: «Несчастного Александра гнала и посылала в неведомые земли безумная страсть к опустошению. Или, по-твоему, здрав умом тот, кто начал с разгрома Греции, где сам был воспитан? Кто отнял у каждого города то, что там было лучшего, заставив Спарту рабствовать, Афины молчать? Кто, не довольствуясь поражением многих государств, либо побежденных, либо купленных Филиппом, стал опрокидывать другие в других местах, неся оружие по всему свету? Чья жестокость нигде не остановилась, уставши, наподобие диких зверей, загрызающих больше добычи, чем требует голод? Уже множество царств он слил в одно; уже греки и персы боятся одного и того же; уже носят ярмо племена, свободные даже от власти Дария, а он идет дальше океана, дальше солнца, негодует, что нельзя нести победу по следам Геракла и Диониса еще дальше, он готов творить насилие над самой природой. Он не то что хочет идти, но не может стоять, как брошенные в пропасть тяжести, которые не могут остановиться в своем падении, пока не упадут на самое дно».

В определенном смысле психологический портрет Александра Македонского не выглядит большой загадкой. Аристократическое самосознание, построенное на памяти о дальнем родстве с богами и героями, нацеливало личность на стяжение славы. Вдруг оказавшись на троне мировой державы, он так и не сумел расстаться с кругозором и замашками мелкого греческого царька, до смерти измученного чувством собственной малости. Желание встать вровень с богами и героями как нормальная этическая позиция знатного грека, не равняющего себя ни с кем еще, было наследием греческой старины и знаком архаического вкуса. Посреди своего времени Александр, должно быть, действительно походил на пришельца из легендарных времен Троянской войны. Между тем греческий мир не мыслил себя в качестве подмостков для славы своих героев. Греки любили предания о Персее и Геракле. Но совсем не желали того, что кто-то перенесет их в такую сказку. Политическая разрозненность понималась многими как нормальное, правильное основание общественной жизни, суть их свободы. Так что в глазах огромной части греков царь Александр оставался самовластным тираном. Его заслуги оспаривали. Его презирали, боялись и не любили.

Игорь Дубровский

В ролях

  • Ричард Бёртон — Александр Македонский
  • Фредрик Марч — Филипп
  • Даниель Дарьё — Олимпия
  • Гарри Эндрюс — Дарий
  • Барри Джонс (англ.) — Аристотель
  • Клэр Блум — Барсина
  • Стэнли Бэйкер (англ.) — Атталус
  • Найол МакГиннис (англ.) — Парменион
  • Питер Кашинг — Мемнон
  • Майкл Хордерн (англ.) — Демосфен
  • Мариса де Леза (исп.) — Эвридика
  • Густаво Рохо — Клайтус
  • Рубен Рохо — Филотус
  • Питер Уингард (англ.) — Павсаний
  • Хельмут Дантин (англ.) — Нектенабус
  • Уильям Сквайр (англ.) — Эсхин
  • Фридрих фон Ледебур — Антипатр
  • Виржилиу Тейшейра (англ.) — Птолемей
  • Тереза дель Рио — Роксана
  • Хулио Пенья (исп.) — Арсит (белор.)
  • Хосе Ньето — Спитридат
  • Карлос Баэна — Неарх
  • Ларри Тэйлор (англ.) — Пердикка
  • Хосе Марко — Гарпал
  • Рикардо Валле — Гефестион
  • Кармен Карулла — Статира (мать)
  • Иисус Луке — Аристандр
  • Рэмсей Эймс — пьяная женщина
  • Эллен Россен — Амитис
  • Карлос Асеведо — Ох

Александр Великий

«Внешность Александра лучше всего передают статуи Лисиппа, и сам он считал, что только этот скульптор достоин ваять его изображения. Этот мастер сумел точно воспроизвести то, чему впоследствии подражали многие из преемников и друзей царя, — легкий наклон шеи влево и томность взгляда. Апеллес, рисуя Александра в образе громовержца, не передал свойственный царю цвет кожи, а изобразил его темнее, чем он был на самом деле. Как сообщают, Александр был очень светлым, и белизна его кожи переходила местами в красноту, особенно на груди и на лице.»
«Развращение нравов и упадок греческого духа повлекли за собой падение республиканских учреждений, и миру нужен был теперь человек, который бы преобразовал республиканские формы жизни в монархические. Вступая на престол, Александр нашёл всё подготовленным деятельностью Филиппа, и ему легко было осуществить то, что было целью всей жизни отца, но что могло быть выполнено только таким человеком как Александр.»«При Гранике его шлем был разрублен мечом, проникшим до волос… под Иссом – мечом в бедро… под Газой он был ранен дротиком в плечо, под Маракандой – стрелой в голень так, что расколотая кость выступила из раны; в Гиркании – камнем в затылок, после чего ухудшилось зрение и в течение нескольких дней он оставался под угрозой слепоты; в области ассаканов – индийским копьем в лодыжку… В области маллов стрела длиною в два локтя, пробив панцирь, ранила его в грудь; там же… ему нанесли удар булавой по шее.»Юность«Филипп видел, что Александр от природы упрям, а когда рассердится, то не уступает никакому насилию, но зато разумным словом его легко можно склонить к принятию правильного решения; поэтому отец старался больше убеждать, чем приказывать.»
Начало царствования
Завоевание Малой Азии, Сирии и Египта (334—332 гг. до н. э.)
Разгром Персидской державы (331—330 гг. до н. э.)
Александр, царь АзииПоход в Среднюю Азию (329—327 гг. до н. э.)
Поход в Индию (326—325 гг. до н. э.)
Последние годы Александра
После Александра***
Сатрапия — административная единица — военно-административный округ (провинция) в государстве Ахеменидов, возглавлявшаяся сатрапом.Сатрап (греч. satrápes — хранитель царства) — наместник сатрапии, возглавлявший её администрацию, отвечавший за сбор податей, вершивший суд, набиравший войска и контролировавший местных чиновников. В руках сатрапа была сосредоточена военная и гражданская власть, что давало им большую самостоятельность, которой они иногда злоупотребляли.Деление на 20 сатрапий было введено Дарием I примерно в 518 до н. э.. Границы сатрапий в большинстве случаев соответствовали границам отдельных стран, входивших в государство Ахеменидов (Армения, Вавилония, Египет, Мидия и др.). Так, например, Армения при Ахеменидах была разделена на две сатрапии — 18-ю (Великая Армения) и 13-ю, которая, по мнению некоторых исследователей, в конце IV в. до н. э. разделилась на Малую Армению и Софену.Число сатрапий и их границы часто менялись. Деление на сатрапии сохранялось в государстве Селевкидов, Парфянском царстве, государстве Сасанидов. Клит Черный (греч. Κλείτος, лат. Cleitus) (ок. 380 — 328 гг. до н. э.) — военачальник и личный друг Александра Великого. Клит, сын Дропида, был братом Ланики, няньки маленького Александра, знал царя с его юных лет. Имел прозвище Черный.
Просмотров: 10960 | Версия для печати   

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Другие новости по теме:

  • Императорская Россия в лицах — 5
  • Гробница под песком
  • Огнем и железом (Igni et ferro)
  • Марафонская битва 490 год до н. э.
  • Невская битва
При использовании материалов сайта ссылка на wordweb.ru обязательна.

Взращенный под Миезой

Об Александре Македонском известно много и мало. Можно вполне определенно проследить главные эпизоды его царствования и завоевания Востока, начиная с первой победы на реке Граник и оканчивая его смертью в Вавилоне. Но причины, побудившие его броситься в столь неслыханную авантюру, мечты и цели, двигавшие им в продолжение этой военной, политической и религиозной эпопеи, остаются во многом предметом догадок. К тому же информации из первых рук на этот счет не существует, и вся осведомленность, как известно, опирается в основном на греческие и латинские сочинения, составленные много веков спустя. Прежде всего на исторические и географические труды Арриана, Плутарха, Курция Руфа, Диодора Сицилийского, Помпея Трога, Страбона и некоторых других авторов. Историю Александра Македонского современные исследователи реконструируют сложным путем исторической критики.

Александр Македонский родился в июле 356 года до н. э. от брака македонского царя Филиппа и царицы Олимпиады. В Древней Греции все знатные, в особенности царские, роды претендовали на происхождение от богов или героев. Македонские цари вели свою родословную от Геракла сына греческого бога Зевса от смертной женщины Алкмены. По материнской линии Александр Македонский мог считаться прямым потомком Ахилла, героя легендарной Троянской войны, воспетого Гомером.

Про мать Александра прежде всего известно то, что она принимала активное участие в существовавших тогда религиозных ритуалах. Плутарх об этом сообщает следующим образом: «Издревле все женщины той страны участвуют в орфических таинствах и оргиях в честь Диониса». В этой религиозной практике не было ничего необыкновенного. Однако Олимпиада, по его словам, «ревностнее других была привержена этим таинствам и неистовствовала совсем по-варварски; во время торжественных шествий она несла больших ручных змей, которые часто наводили страх на мужчин». Плутарх и другие писатели древности называют это причиной размолвки между Филиппом и Олимпиадой, приведшей к тому, что царь оставил царицу: «Однажды видели змея, который лежал, вытянувшись вдоль тела спящей Олимпиады. Говорят, что это больше, чем что-либо другое, охладило влечение и любовь Филиппа к жене, и он стал реже проводить с ней ночи, то ли потому, что боялся, как бы женщина его не околдовала или же не опоила, то ли считая, что она связана с высшим существом, и потому избегал близости с ней». В более приземленной формулировке последняя мысль могла прозвучать в виде вопроса о том, кто же является «настоящим» отцом Александра: царь Филипп или же скрывающееся в обличье змеи божество? Впоследствии Александр Македонский широко эксплуатировал эту выигрышную тему своего сверхъестественного происхождения. Якобы, провожая Александра в персидский поход, Олимпиада открыла сыну тайну его необычного рождения. Впрочем, есть и совсем другие свидетельства. Согласно им Олимпиада протестовала против утверждения, что родила не от мужа. Как пишет все тот же Плутарх, «Олимпиада опровергала эти толки и восклицала нередко: Когда же Александр перестанет оговаривать меня перед Герой?!» (Греческая богиня Гера, супруга Зевса, считалась покровительницей брака.) Если же эта легенда и имеет какие-то основания, то, скорее всего, они относятся к другому периоду жизни Олимпиады. Царь Филипп явно считал Александра своим сыном.

Самым необыкновенным фактом юности Александра был его учитель величайший греческий философ Аристотель, приглашенный царем Филиппом. Как сообщает Плутарх, за обучение сына царь Филипп расплатился с Аристотелем прекрасным и достойным способом: «Филипп восстановил им же самим разрушенный город Стагиру, откуда Аристотель был родом, и возвратил туда бежавших или находившихся в рабстве граждан. Для занятий и бесед он отвел Аристотелю и Александру рощу около Миезы, посвященную нимфам». В этом замечательном факте угадывается не столько связанность Македонии с греческой культурой, сколько желание такой связи. Страна македонских царей была наполовину варварской окраиной греческого мира диким местом, пояснял Демосфен, где нельзя купить даже порядочного раба.

Исторические личности, появившиеся в фильме

  • Филипп — отец Александра.
  • Олимпиада (в фильме Олимпия) — мать Александра.
  • Клит (в фильме Клайтус) — соратник Александра.
  • Филота (в фильме Филотус) — друг и молочный брат Александра.
  • Аристотель — древнегреческий философ, учитель Александра.
  • Парменион — полководец, служивший сначала Филиппу, а потом Александру, отец Филоты.
  • Антипатр — полководец, регент Македонии.
  • Павсаний — убийца Филиппа.
  • Барсина — жена, позже вдова Мемнона, ставшая наложницей Александра.
  • Мемнон Родосский — греческий полководец, переметнувшийся к персам. Муж Барсины.
  • Роксана — жена Александра.
  • Демосфен — оратор, сочинявший пылкие речи против Филиппа и Александра.
  • Эсхин — оратор, оппонент Демосфена.
  • Аттал (в фильме Атталус) — приближённый Филиппа, враг Александра.
  • Клеопатра (в фильме Эвридика) — молодая жена Филиппа, племянница Аттала, убитая Олимпиадой.
  • Дарий III — «царь царей» Персии.
  • Бесс — сатрап Бактрии, убийца Дария III.

Восхождение на трон

При вступлении на трон Александр первым делом расправился с предполагаемыми участниками заговора против его отца и, по македонской традиции, с другими возможными соперниками. Как правило, они обвинялись в заговоре и действиях по заданию Персии — за это, например, казнили двух принцев из династии Линкестидов (Аррабая и Геромена), представлявшей Верхнюю Македонию и претендовавшей на македонский трон. Впрочем, третий из Линкестидов был зятем Антипатра, и потому Александр приблизил его к себе. В то же время, он казнил своего двоюродного брата Аминту и оставил свою единокровную сестру Кинану вдовой. Аминта представлял «старшую» линию Аргеадов (от Пердикки III) и некоторое время номинально правил Македонией в младенчестве, пока его не отстранил опекун Филипп II. Наконец, Александр решил ликвидировать и популярного полководца Аттала — его обвинили в измене и переговорах с афинскими политиками. Знать и македонский народ Александр привлек на свою сторону отменой налогов. При этом казна после правления Филиппа была практически пуста, а долги достигали 500 талантов.

При известии о смерти Филиппа многие его недруги попытались воспользоваться возникшей сложной ситуацией. Так, восстали фракийские и иллирийские племена, в Афинах активизировались противники македонского господства, а Фивы и некоторые другие греческие полисы попытались изгнать оставленные Филиппом гарнизоны и ослабить влияние Македонии. Однако Александр взял инициативу в свои руки. В качестве преемника Филиппа организовал конгресс в Коринфе, на котором был подтвержден ранее заключённый договор с греками. Договор декларировал полный суверенитет греческих полисов, самостоятельное решение ими внутренних дел, право выхода из соглашения. Для руководства внешней политикой греческих государств создавался общий совет и вводилась «должность» гегемона эллинов, обладающего военными полномочиями. Греки пошли на уступки, и многие полисы впустили к себе македонские гарнизоны (так, в частности, поступили Фивы).

В Коринфе Александр встретил философа-киника Диогена. По легенде, царь предложил Диогену просить у него, чего он захочет, а философ ответил «Не заслоняй мне солнца». Вскоре Александр посетил и Дельфы, однако там его отказались принять, ссылаясь на неприсутственные дни. Но царь нашёл пифию (прорицательницу) и потребовал, чтобы она предсказала его судьбу, и та в ответ воскликнула «Ты непобедим, сын мой!».

Свобода по-эллински

Наличие свободы вот главное, что разнило греков и варваров. Аристотель и афинский оратор Исократ авторитетно утверждали, что «раб и варвар по своей природе понятия тождественные», что подданные Персидской империи в отличие от граждан греческих государств «в душе низки и полны раболепного страха». «Стремясь унизить себя любым способом, они преклоняются перед смертным человеком», своим царем, чего заслуживают только боги. Идеал свободы подразумевал желанный для греков тип общественного устройства коллективы граждан, самостоятельно решающих свою судьбу. Греческий мир не был одной страной и не стремился ею быть. Он складывался из множества вполне или относительно самостоятельных, небольших или совсем маленьких государств, которые могли соединиться перед лицом общего врага, например тех же персов. По факту такого объединения неизбежно ставился вопрос о том, кто же будет главным. Афины, Фивы или Спарта соглашались действовать во имя Греции, но не под чужим руководством.

Мотив обличения персидского деспотизма как полной противоположности греческой свободе не был случайным. Свои политические идеалы, равно как и мысль о единстве Эллады перед лицом персов, греки вынесли из Греко-персидских войн первой половины V века до н. э. Разрозненные в политическом отношении, непохожие во многом на других, греческие племена связывала память об общем прошлом. Центральная фигура воспоминания история коалиции, панэллинского сплочения против врага на Востоке. Сама мысль о коалиции Европы против Азии навеяна, конечно же, «Илиадой». Повествование о Троянской войне воспринималось эллинами как история, а не как миф или художественный вымысел. На основании этого эпического текста они, по всей видимости, стремились понимать себя как один народ, единое целое. Но в еще большей степени их менталитет и самосознание формировали драматические и героические страницы истории нашествия на греческий мир персидского царя Ксеркса в 480 году до н. э., почти за полтораста лет до Александра Македонского. Из патриотического убеждения в моральной правоте и образцовом общественном устройстве эллинов в конце концов вытекали едва ли справедливые соображения о непрочности персидского государства и легкости завоевания Персии. С середины IV века до н. э. идею завоевательного похода на Восток развивали многие греческие писатели. Возможность прибрать к рукам чужое у них соединялась с долгом отмщения историческому врагу за пепел сожженных городов и поруганные святыни Эллады.

Война с персами казалась им выходом из бесконечных войн самих же греков с греками. «Перенесем богатства Азии в Европу, а бедствия Эллады в Азию», обращался оратор Исократ к македонскому царю Филиппу, видя в нем потенциального лидера Греции, способного повести ее на Восток. Зато немало других греков расценивали стремительный рост македонского влияния как угрозу свободе. Демосфен обрушивал на Филиппа свои филиппики, ставшие нарицательным названием разоблачительных речей. После победы македонцев над союзными силами греческих городов во главе с Афинами, одержанной в 338 году до н. э. при Херонее, собравшийся в Коринфе общегреческий конгресс фактически подтвердил политическое верховенство Македонии в Греции. Конгресс объявил войну персам, назвав царя Филиппа вождем военного похода в Азию. Почти вся Эллада, за исключением Спарты, обещала пойти за ним. Возмездие персам стало одной из названных целей будущей войны, ее вполне официальной программой. Столь же прямо греки признавались и в собственном экспансионизме. Помимо отмщения за оскверненные и преданные огню греческие святыни общегреческая война против Персидского царства должна была присоединить к греческому миру азиатский берег Эгейского моря.

Не заслоняй мне Солнце

Летом 336 года до н. э. Филипп Македонский был сражен рукой убийцы посреди празднеств по случаю свадьбы дочери. В причастности к этому злодеянию, по сообщению греческого историка Арриана, Александр впоследствии обвинял персидского царя Дария: «Отец мой умер от руки заговорщиков, которых сплотили вы, о чем хвастаетесь всем в своих письмах». Этот факт, скорее всего, правдоподобен. Защита греческой свободы от Македонии щедро оплачивалась персами. Персидское участие в делах Эллады традиционно выражалось в финансировании нужных политических проектов. Вся вольнолюбивая Греция, до героя своей «антимакедонской партии» Демосфена включительно, звенела в карманах персидским серебром.

Историки древности и наших дней одинаково высоко ставят царя Филиппа. Сравнивая отца и сына, римский автор Помпей Трог находит такие слова: «Способы побеждать у того и другого были различны. Александр вел войну открыто. Филипп пользовался военными хитростями. Он радовался, если ему удавалось обмануть врагов. Александр если удавалось разбить их в открытом бою Благодаря этим чертам характера отец заложил основы мировой державы, а сын закончил дело».

Смерть Филиппа, казалось, обнаружила непрочность возведенной им политической конструкции. Но уже в первые месяцы царствования юный македонский царь Александр стремительно и жестоко подавил вспыхнувшее с новой силой сопротивление греков и подвластных Македонии фракийских и иллирийских племен. Потрясением для Греции стало известие о взятии и разрушении могущественных Фив в 335 году до н. э. Население города было продано в рабство. Примечательное исключение Александр сделал для потомков поэта Пиндара. Остальным нетронутым урока на время хватило: например, устрашенные судьбой Фив Афины вымолили себе прощение. Такие военные акции Александра были только приготовлением к большому походу, который намечался против Персидского царства.

К этому времени принадлежит и знаменитая сцена с Диогеном, пересказанная бессчетное число раз множеством писателей. После энергичных военных мер македонского царя, вернувших ему влияние в Греции и ожививших планы войны в Азии, многие известные люди поспешили засвидетельствовать ему свое почтение. Будучи недалеко от Коринфа, Александр Македонский предполагал, что так же поступит и философ Диоген. Но, не дождавшись знаков внимания, царь сам отправился к философу. Диоген лежал и грелся на солнце. Поздоровавшись, царь спросил Диогена, нет ли у него какой-нибудь просьбы. «Отступи чуть в сторону, ответил тот, не заслоняй мне солнце».

Героические походы молодого царя история завоевания мира Александра Македонского

Безвременную кончину отца, которого никогда не любил (возможно, из-за отношения к нему матери), Александр решил выгодно использовать для подавления внутренних врагов. Он жестоко расправился с неугодными: кто-то был распят на крестах, кого-то отправили в ссылку, а некоторых просто убили без суда и следствия. Под шумок, «добрая» матушка уничтожила младшую из жен своего покойного мужа, а ее дочку приказала утопить в чане с горячим маслом. Впрочем, историки считают этот рассказ легендарным.

Важно

Чтобы привлечь на свою сторону народ и аристократов, молодой, но мудрый военачальник Александр Македонский придумал хитрый ход. Он разом отменил все налоги, несмотря на то, что в государственной казне буквально гулял ветер. Кредиторы требовали возвращения долга в пятьсот талантов (приблизительно восемь с половиной тонн) серебра, но он просто отмахнулся.

Восточный поход: от Граника до Египта

После смерти старого царя пелопоннесцы и афиняне устроили бунт. Они даже собирались изгнать легионы, оставленные для присмотра. Однако новый правитель быстро подавил восстания и направил свои полки на завоевание Персии, о чем мечтали многие властелины того времени. Ранней весной триста тридцать четвертого года царь выступил в Азию, переправившись через Геллеспонт (Босфор и Дарданеллы), во главе сорокатысячной армии, основа которой состояла из македонян. Захватив Галикарнас, войска двинулись дальше на восток, покоряя все новые провинции и города.

Уразумев, что македонянин настроен серьезно, персидский царь Дарий Третий послал к полководцу Александру Македонскому переговорщиков с предложением мира. Он даже сулил ему выкуп и обещал отдать в жены свою дочь. Но тот оказался непреклонен, и все дары презрительно отвергнул. Победоносный поход оказался настолько эффективным, что непокоренным с южной стороны остался только Египет. Однако там римские легионы встретили не стрелами и копьями, а почестями, как освободителей. Местные искренне ненавидели персов, поработивших их, потому сдались без боя.

Разгром Персидской державы

Весной триста тридцать первого года армия выдвинулась из Египта в сторону Месопотамии, где Дарий пытался собрать и вооружить новых солдат. Уже к середине лета она пересекла Евфрат, а в начале осени – Тигр. Решающая битва при Гавгамелах произошла в начале октября. Против пятидесятитысячной «кучки» македонян выстроилось миллионное войско. Сам правитель, как всегда, руководил конницей. Словно вихрь, он ворвался в стройные ряды противника и обратил Дария в позорное бегство.

Персу удалось улизнуть, сохранив жизнь, но доверие собственных подчиненных он утратил навсегда. Сатрапы (военачальники) персов стали один за другим сдаваться на милость победителя. В апреле триста тридцатого года Александр направился в Мидию, а потом дальше на восток. Один из предателей арестовал и убил Дария, а потом выбросил останки на поругание. Македонский нашел тело врага и пожалел его. Он приказал похоронить прах в императорской гробнице в Персиде. На этом владычеству Ахеменидов пришел конец, а главным антагонистом Александра стал Бесс, тот самый предатель.  

Золотые годы правления Александра

После гибели Дария Александр не стал вести себя как жестокий завоеватель, а попытался уравнять победителей и побежденных. Он стал носить восточные одежды, окружил себя персидскими вельможами, и даже завел настоящий гарем. Однако именоваться предпочел царем Азии, а не царем царей, чтобы не подражать персам и избежать заговоров. В триста двадцать седьмом году был разоблачён «бунт пажей». Юношей, намеревавшихся убить правителя, до смерти забросали камнями.

Годы жизни Александра Македонского были посвящены войне. Как только он расправился с неугодными в сатрапиях (подчиненных областях), так сразу отправился усмирять узурпатора Бесса, который возомнил себя преемником Дария и решил воцариться на востоке. Он совершил роковую ошибку и не подружился с местными племенами в Согдиане, где скрывался в то время.

Его предали, схватили и отвели к полководцу македонян Птолемею Лаге. По приказу полководца его казнили, а в Средней Азии остался только один правитель – Александр Великий. Но остановиться он уже не мог. Хотелось всеобщего владения миром. Он направился в Индию, где армия в один момент отказалась двигаться дальше. Войска сплавились по Инду до дельты, покоряя прибрежные племена и терпя огромные потери от болезней, неизвестной флоры и фауны, а также недостатка пищи. Пришлось возвращаться домой, куда они и прибыли в триста двадцать четвертом году до нашей эры.

править Внешность

Внешность Александра относительно хорошо известна, так как она еще при жизни была многократно воплощена в произведениях живописи и скульптуры. Современники, и сам Александр, считали, что лучшего сходства достигли скульптуры придворного скульптора Лисипа, например «Александр с копьем». Очевидно, настоящим можно считать портрет Александра на синтетической батальной картине, которая была воссоздана с мозаичной копии в Помпеях и хранится в Неаполе.

Александр был первым известным представителем эллинистического мира, который не носил бороду. Таким образом он создал моду не носить бороду, которой, за исключением философов, держались публичные лица в Греции и Риме до времен Адриана.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *