Жиетли Пугачева требуют выселить всех чеченцев

Почти неделю в Пугачеве продолжаются межнациональные волнения: горожане проводят несанкционированные митинги на площади и перекрывают федеральную трассу, требуя выселения жителей чеченской национальности. По официальным сведениям, в 40-тысячном райцентре проживает около 100 чеченцев (количество постоянно зарегистрированных колеблется от 80 до 94). Корреспондент «Новой» побывала в городе, который двадцать лет существует в условиях экономической и коммунальной катастрофы, и попыталась понять, почему жители уверены, что выселение чеченцев решит все проблемы.

Как уже рассказывала «Новая», поводом для массовых протестов стало убийство местного жителя 20-летнего Руслана Маржанова, по обвинению в преступлении арестован 16-летний подросток, приехавший из Чечни. Три года назад здесь произошла аналогичная трагедия: уроженец Шали Беслан Мудаев зарезал местного жителя Николая Вешнякова.

Ревпроспект

На улицах Пугачева тихо и пусто. Ничего зловещего, обычный полуденный зной районного городка. Тротуаров на большинстве улиц нет, на заросших лопухами обочинах пасутся козы. О митингах (я оказалась в Пугачеве днем, а народные восстания происходят здесь вечерами, когда спадает жара) напоминает разбитое окно магазина «Халяль» на повороте к северо-западному микрорайону, где компактно проживают чеченские семьи. Магазин ― это вагончик, обшитый бело-зеленым сайдингом.

Полицейских в городе, кажется, больше, чем жителей. Впрочем, патрули сосредоточены исключительно на центральных улицах у районной администрации. Буквально каждые три минуты туда-сюда прогуливаются сотрудники с банками энергетика и бутылками минералки. Пара кварталов у здания ОВД забита ведомственными УАЗами и автобусами с табличкой «Дети». Сквозь запыленные окна видно, что внутри спят мужчины в синих форменных рубашках, устроившись среди штабелей щитов и касок-сфер.

Наш источник в правоохранительных органах помят и измучен. Из дома он уехал воскресным вечером. Во вторник днем позвонил семье и сообщил, что заедет только помыться. В ответ супруга, то ли в шутку, то ли всерьез, объявила, что с этого момента он «потерял жену».

Витя (назовем его так) проводит экскурсию по местам революционных событий. Центральная улица, где проходят основные митинги, так и называется — Ревпроспект. «Началось все под козырьком у круглосуточного магазина. Вот здесь они стояли и методично напивались, накачивали себя. Понятно, что нажраться днем в понедельник могут не самые занятые на работе люди. ППС их не трогала, хотела соблюсти максимальную корректность». Затем парни перешли дорогу к памятнику защитникам Отечества. Здесь к ним присоединились взрослые мужчины и женщины с детьми.

У белой стелы Витя в лицах показывает, кто где стоял и что кричал. Вообще-то, требование было одно — «выселяй!». Собравшиеся настаивали на выдворении из Пугачева жителей чеченской национальности (по сведениям региональной Общественной палаты, в районе проживают 43 тысячи русских, 16 тысяч татар и 80 чеченцев, областное правительство называет похожую цифру — 94 человека). Надо сказать, что обвиняемый в убийстве 16-летний подросток был арестован практически сразу, его сдали в полицию сами родственники. Но по слухам, зачинщиком ссоры был другой чеченец, постарше, с ним 20-летний Руслан Маржанов вышел драться один на один, а подросток со скальпелем подбежал со спины. Вот этот другой, как говорят в городе, не задержан, что и возмутило друзей погибшего.

Кроме того, опять же по слухам (в маленьком райцентре сарафанное радио остается главным источником информации), уже вышел на свободу Беслан Мудаев, который три года назад при аналогичных обстоятельствах зарезал местного жителя Николая Вешнякова. Районный суд приговорил Мудаева к десяти годам колонии строгого режима. Как уверяют жители, его перевели отбывать наказание на территорию Чечни (Мудаев — уроженец Шали) и почти сразу отпустили. Саратовское следственное управление подтверждает сведения о переводе осужденного на Кавказ, а сообщения о досрочном освобождении опровергает.

Площадь с почерневшим Ильичом плавится под солнцем. В углу под деревьями прячется микроавтобус телеканала «Россия». У шатра цирка-шапито скучает билетерша. На батуте, надутом посреди асфальтовой сковородки, бабушка выгуливает внука. «Вчера на этом пятачке ситуация была на волоске от потасовки. Бычки в сотрудников кидали, водой плескали, одного нашего, который оказался в толпе, чуть не побили, еле-еле ребята выдернули его внутрь оцепления», ― рассказывает собеседник. По его словам, полиция проводит именно оборонительные меры ― держит оцепление вокруг администрации, почты и детского сада, оказавшегося на пути народного гнева.

Швырнув яйца в администрацию (изящный особнячок позапрошлого века постройки, здесь некогда располагалась земская управа), протестующие повернули к федеральной трассе, проходящей через город. Сквозь жилые кварталы громыхают фуры, несутся дорогие машины с номерами богатых северных регионов, направляющиеся на рыбалку в Астрахань или на черноморские курорты. Пугачевцы не жалуются: здесь, как и в соседних районах, к трассе лепится бизнес от мелкого (шиномонтажки, закусочные, ночлежки) до мельчайшего — на обочинах сидят женщины с самодельными мочалками и ведерками вишни.

В понедельник движение остановили почти на час. Вечером во вторник толпа прошла тем же маршрутом от площади до трассы, правда, на этот раз, по уверению полиции, движение перекрыли не протестующие, а сами гаишники «в связи с ухудшением погодных условий» (начался дождь). Как показывает опыт Саратовской области, перекрытие дороги остается одним из немногих способов привлечь внимание власти — неделей раньше этим методом воспользовались жители поселка Сторожовка, возмущенные отключением воды. «Пока мы никого не задерживали, чтобы не накалять обстановку. Но меры к тем, кто мешал движению, все равно будут, точно говорю», ― предупреждает Витя. По его убеждению, бунт возник стихийно, «больше всех распаляются пьяные. Если бы здесь были режиссеры, все кончилось бы гораздо хуже».

Умиротворить протестующих пытались глава районной администрации, чиновники областного правительства и губернатор. Их речи не стоит и цитировать — навык публичного общения с избирателями атрофирован за ненадобностью. Неудивительно, что саратовских начальников пугачевцы не слушали, местного главу и вовсе закидали яйцами и картошкой. В случае с пугачевским конфликтом власть угодила в собственноручно подготовленную яму: оказалось, что в критический момент граждане (ядерный, между прочим, электорат) попросту не желают разговаривать со своими «законно избранными» представителями. По официальным сведениям избиркома, «Единая Россия» на выборах в Госдуму набрала в Пугачевском районе 50% голосов, Владимир Путин — 64,8%.

До последнего клиента

По городу тут и там работают бригады телевизионщиков. Снимают районную больницу — обшарпанное здание из красного кирпича с деревянными рамами, выкрашенными в ядовито-голубой цвет. На митинге родители Маржанова рассказывали: когда раненого привезли в приемный покой, оказалось, что в больнице нет хирурга, его приезда ждали около получаса. В это время мать и друзья Руслана (кстати, среди них были чеченцы) зажимали его раны руками.

Кафе «Золотая бочка» выглядит куда лучше больницы, здание отделано «под Европу» камнем и деревянными балками. Директор Денис Малетин (координатор районного отделения ЛДПР, депутат горсовета, член казачества) не хочет появляться у заведения, говорит, «не стоит будоражить народ», и предлагает встретиться в «татарском поселке». Это чистенький тихий микрорайон частной застройки на выезде из города. Денис приезжает на белой «Волге».

Как рассказывает Малетин, в ночь с 5 на 6 июля он сам находился в кафе, «пил чай на заднем дворе» и каждые полчаса выходил осмотреть территорию. В зале находилось около 50 клиентов. Еще человек шестьдесят стояли снаружи: пятачок перед «Золотой бочкой» ― одно из мест тусовки пугачевской молодежи, так как здесь есть освещение по ночам (на большинстве улиц города фонарей нет вообще). Во время одного из обходов казаки, охраняющие заведение, рассказали директору о драке. Как утверждает Малетин, участники конфликта в кафе не заходили. Заметив ссору на площадке перед заведением, казаки призвали гуляющих к порядку. Молодые люди отошли подальше в темноту, к дому районного главы (фонаря нет даже там). «Все произошло быстро. Нападавший сбежал. Друзья посадили раненого в машину и увезли. Потом приехала полиция и сказала, что парень умер. Я сразу проводил клиентов и закрыл кафе».

Убийство Николая Вешнякова, произошедшее три года назад, также случилось именно возле «Золотой бочки». «Это не только у меня! В прошлом году возле кафе «Империя» тоже убили, только без ножа — просто ударили человека головой об асфальт, ― говорит Денис. — В районной администрации на меня ругаются: ты, мол, спаиваешь молодежь. А что ей еще делать, как не пить?»

Когда-то Пугачев был развитым промышленным центром: здесь работали несколько машиностроительных предприятий, выпускавших оборудование для птицеводческой отрасли и мелиорации, завод железобетонных изделий, строительный трест, консервный, мукомольный, ликероводочный комбинаты. Сейчас, по словам горожан, дышат только кирпичный и молочный заводы. Расформирован вертолетный полк. По подсчетам региональной Общественной палаты, с ним исчезли около тысячи рабочих мест для вольнонаемного персонала, а взамен в городе остались несколько сотен уволенных из армии вертолетчиков. По официальной статистике, в промышленности заняты 2,6 тыс. человек (всего в районе живут более 60 тысяч), средняя зарплата составляет около 9,2 тыс. рублей. Большинство мужчин уехали на заработки в Москву и Сочи.

Роль градообразующих предприятий теперь исполняют исправительные колонии (в Пугачеве их две), а также почта, коммунальные и образовательные учреждения. Директор кафе сам трудится педагогом дополнительного образования в школе-интернате.

«Город находится в состоянии распада. Ко всему этому добавилось трагическое событие, и у людей просто лопнуло терпение» ― объясняет Малетин причину пугачевского взрыва.

Сейчас «Золотая бочка» закрыта, а по пугачевскому радио по-прежнему крутят рекламный ролик кафе, приглашающий заранее заказывать столики.

«Не хуже, чем у людей»

Александр ― счастливый обладатель рабочего места в одной из федеральных служб, поэтому свою фамилию он называть не хочет. Прошу его рассказать о жизни в Пугачеве с точки зрения простого обывателя. Совершенно спокойным тоном собеседник описывает картину существования городка, где государство — в своей самой утилитарной функции «менеджера по уюту» для граждан и налогоплательщиков — полностью отсутствует. По наблюдениям жителя, асфальт в райцентре по весне сходит вместе со снегом, а в некоторые села проще проехать по полям, чем по разбитой дороге; в городских пятиэтажках отрезали центральное отопление, так как котельные развалились, теперь жители пользуются индивидуальными котлами; летом здесь случаются перебои с холодной водой, в таком случае ее развозят по кварталам в пожарной машине, о горячем водоснабжении и речи нет; «крыши текут, подвалы полны канализации» и т.д. Ничего катастрофичного собеседник в таком положении вещей не видит, «все, как везде, не хуже, чем у людей» ― и ведь правда.

Дочке Александра десять лет. После школы в Пугачеве можно продолжить образование в сельскохозяйственном ПТУ или мелиоративном техникуме, но нет смысла ― работу по этим специальностям не найти. На то, чтобы отправить ребенка учиться в большой город, нужны деньги.

Александр живет в том самом северо-западном микрорайоне, который называют местом компактного проживания чеченцев. Вроде бы здесь есть пункт полиции, но патрулей в своем квартале он не встречал ни разу, «полицию на улицах вижу последние три дня, когда началась заваруха».

Об убийстве Маржанова знает по слухам. Каких-либо инцидентов с чеченцами или представителями других национальностей никогда лично не наблюдал и в целом оценивает криминогенную обстановку в городе как спокойную. Но вот «разговоры о том, что среди молодежи происходят конфликты, присутствуют постоянно». На митинг у администрации Александр зашел в обеденный перерыв, как и многие горожане зрелого возраста. «Хорошо, что на площадь пришли взрослые мужчины и женщины. Это сдерживало молодежь, иначе бы митингом не ограничилось». Ему, как и многим горожанам, не понравилось поведение полиции: «Ощущение, что полиция защищает не нас, а их (чеченцев и чиновников. ― Н.А.)».

Примечательно, что о социальных и коммунальных проблемах, о некомпетентности и равнодушии власти протестующие не сказали ни слова ― это вроде бы такие же свыше посланные явления, как суровый степной климат, что толку об этом говорить? Требовали только выселения чеченцев. Спрашиваю Александра ― взрослого, разумного мужчину, который в сложных условиях депрессивного городка не спился, не пошел воровать, а в меру сил «тянет лямку» и содержит семью, ― чем ему поможет выселение 80 (или 94) человек? Точного ответа собеседник не дает, но твердо добавляет, что «народ ни на что другое не согласен».

«Честно сказать, страшно»

После протестных выступлений пугачевская предпринимательница Фатима предупредила сына, чтобы «не высовывался из дома»: «Ты с бородой, видно, что мусульманин, не будут разбираться, что не чеченец». В день первого перекрытия трассы семья была в гостях у старшего сына в Саратове. «Он прочитал новости в интернете, говорит: у вас в Пугачеве восстание. Мы сначала подумали, что шутит». На обратном пути пугачевцев уже ждали усиленные посты ГАИ: «В трех местах останавливали, обыскали машину, отправили в объезд — мол, народ митингует, не суйтесь. До полпервого ночи кружили вокруг города, искали безопасный проезд».

Анар — юноша ученого вида, одетый в зеленую майку с исламской символикой, — печально качает головой, повторяя, что «раньше никаких конфликтов в помине не было». Исторически сложилось, что в Пугачеве живут представители множества национальностей и религиозных конфессий — русские (исповедующие разные течения старообрядчества и прихожане РПЦ), украинцы, башкиры, казахи, татары, азербайджанцы, армяне, цыгане и другие. В 1990-е здесь было восстановлено старинное здание мечети, по наблюдениям Анара, ее посещают «и чеченцы, и татары». По мнению молодого человека, вряд ли можно говорить, что нынешний конфликт имеет религиозный оттенок: ни нападавший, ни жертва не были замечены среди активных прихожан, также стоит отметить, что чеченцы в канун Рамадана развлекались у заведения, торгующего спиртным, а это не согласуется с исламскими нормами.

Фатима вспоминает, как впервые приехала в Пугачев: она выросла в Баку, в восемнадцать лет девушку выдали замуж в маленький городок, «конечно, сначала немало слез было пролито, но потом привыкла». Семья ведет небольшой бизнес — выездную торговлю промтоварами в селах. Спрашиваю, какую нишу в пугачевском бизнесе занимают чеченцы — не контролируют ли они какую-либо золотую жилу, что и могло вызвать возмущение горожан? Женщина пожимает плечами: «золотыми» в районе можно назвать только газовые месторождения в степи, но контролируют их совсем другие люди, не подозревающие о существовании Пугачева, а «чеченцы по мелочи торгуют на рынке, как все».

«Честно сказать, страшно сейчас. Сегодня кричат: выселить чеченцев. А завтра — азербайджанцев? ― говорит Фатима. — Я живу в Пугачеве тридцать лет. Дом построили, детей вырастили, внуки появились. Где моя родина, если не здесь?»

P.S.

Сотрудники центрального аппарата СК РФ приняли к производству уголовное дело об убийстве Руслана Маржанова. Следователи уже прибыли в Саратовскую область.

В Пугачеве состоялась встреча местных жителей с полпредом президента РФ в ПФО Михаилом Бабичем. В местном Доме культуры собрались около 400 жителей райцентра. Полпред сообщил, что в расследовании убийства Руслана Маржанова будет задействован тот же механизм, который применялся при раскрытии громких дел в кубанской станице Кущевская. Прокуратура Саратовской области начала проверку законности прекращения в городе Пугачеве уголовных дел, в которых фигурируют выходцы из Чечни. В среду был отстранен от должности руководитель МО МВД России «Пугачевский» Игорь Лопаткин.

Бабич также заявил, что правоохранительные органы проведут проверку на экстремизм действий организаторов несанкционированных митингов. По словам полпреда, имена организаторов массовых мероприятий уже известны.

Оригинал